Category: криминал

аватар

(no subject)

Несмотря на отказ в пропуске мотогруппы, Андрей Бобровский не теряет оптимизма:

"У меня в данный момент жена рожает. Поэтому чувства разочарования сегодня у меня не может быть по определению.


Вот собственно за что я не люблю всех этих пафосных чуваков. Собственно, это вопрос не только в банде хирурга, но и к тру-байкерам. Ты покупаешься на весь этот антураж, образ настоящего мужчины и последнего романтика. Но в итоге, когда у тебя роды, чувак едет нюхать "пыль дорог". Потому что такой мотопробег - он когда еще будет. А роды - это нифига не романтично.
аватар

Виктор Люстиг – криминальнальный талант

«Покуда есть на свете дураки,
Обманом жить нам, стало быть, с руки.» (песенка кота Базилио и лисы Алисы)

Умных мошенников, которые используют в своих целях не слишком умных сограждан – великое множество. Но чтобы твое имя вошло не только в криминальные хроники, но и в легенды – нужно поистине обладать незаурядными способностями.

Один из таких мошенников – Виктор Люстиг. Среди его подвигов числятся как мелкие прегрешения, так и грандиозные аферы. Юноша из небогатой чешской семьи представлялся разорившимся австрийским графом. И настолько умело придерживался этой роли – что ни у кого не возникло сомнения в его титуле. Свободное владение пятью языками, знание всех тонокстей светского и делового этикета, умение свободно держаться в обществе – вот те качества, благодаря которым он был своим как в высшем свете, так и в гангстерской среде. Впрочем, кроме родной «графской» фамилии аферист использовал для своей деятельости еще несколько десятков псевдонимов. Под ними Виктор ездил в различные круизы и устраивал на борту судов различные розыгрыши и лотереи из тех, которые мы сегодня привычно называем «лохотронами».

Честная игра

Одной из легенд, связанных с именем Люстига, стала история его «сотрудничества» с Аль Капоне. Однажды молодой граф посетил гостинную известного гангстера. Целью визита была сумма в пятдесят тысяч долларов. Виктор обещал, что за два месяца благодаря некоторой схеме, сможет провернуть выгодное дельце и вернет кредитору уже не пятдесят тысяч, а вдвое больше. Для американского дона полсотни тысяч долларов показались весьма незначительной суммой, а потому он рискнул вложить ее в столь сомнительное мероприятие.
На самом деле никакой схемы у Люстига не было. Он положил всю сумму в банк и занялся остальными своими «проектами».
Прошло два месяца и точно в назначенный день Виктор Люстиг опять появился на пороге Капоне. Со скорбным видом молодой человек сокрушался, что афера не удалась, и возвратил пятдесят тысяч, которые брал взаймы. Гангстер был весьма удивлен таким поворотом событий. Он ожидал все, что угодно: что Люстиг действительно провернет некую махинацию и принесет ему прибыль; что юноша просто скроется с этими деньгами. Но прийти и честно признаться, что задумка рухнула, да при этом еще и вернуть заем – нетривиальный ход для бандитского Чикаго. Аль Капоне был настолько удивлен таким поворотом событий, что в качестве награды «за честность» выделил Виктору Люстигу пять тысяч долларов. Расчет на эффект неожиданности был верным.

Металлолом

Но что такое «премия» в пять тысяч? Да и те суммы, которые Виктор выручал в результате лотерей, махинаций с банками и не слишком честной игры в покер, казались ему мизерными. Душа требовала размаха. Чтобы махинация была грандиозной. Ну и вырученная сумма, конечно, тоже не должна отставать. Люстиг жаждал дейстивя и подходящий случай не заставил себя долго ждать.
В мае 1925 года Виктор Люстиг со своим приятелем и компаньоном Дэном Коллинсом прибыл в Париж. В первый же день по приезду их внимание привлекла статья в местной газете. В ней рассказывалось о том, что знаменитая Эйфелева башня находится в ужасном состоянии и городские власти рассматривают вариант ее демонтажа.



Идея аферы родилась мгновенно. Для ее реализации был снят шикарный номер номер в дорогом отеле и сделаны документы, утверждающие, что Виктор Люстиг – заместитель начальника Министерства Почты и Телеграфа. Затем были разосланы приглашения пяти самым крупным торговцам металлом. В письмах содержалось приглашение на важную и абсолютно конфиденциальную встречу с заместителем генерального директора департамента в отель «Криллон», в то время — самую фешенебельную гостиницу Парижа.
Встретив гостей в роскошных апартаментах, Люстиг начал вести пространную речь о том, что содержание Эйфелевой башни обходится государству в копеечку. Что она была построена как временное сооружение для Всемирной выставки в Париже, и теперь, спустя 30 лет, обветшала настолько, что просто представляет угрозу для города и городские власти рассматривают возможность демонтажа башни. Поэтому среди присутствующих был объявлен своего рода тендер на покупку башни.
Подобное предложение не могло невызвать интерес у приглашенных, но особенно им заинтересовался Андре Пуассон. Его воодушевляла не только очевидная финансовая выгода от сделки, но и возможность войти в историю. Может именно этот тщеславный интерес был замечен Люстигом и именно он стал причиной того, что спустя некоторое время именно мсье Пуассону была назначена конфиденциальная встреча.
Во время этой встречи Виктор Люстиг держался несколько неспокойно. Он сказал Пуассону, что у того есть все шансы выиграть тендер и для полной победы нужно лишь немного «продвинуть» свою кандидатуру при помощи небольшого вознаграждения лично Виктору. До этой встречи у мсье Пуассона возникали подозрения: почему все встречи, связанные с тендером, происходят в такой секретной обстановке, да еще не в кабинетах министерства, а номере отеля. Но подобное вымогательство со стороны чиновника, как ни странно, развеяло последние сомнения Пуассона относительно подозрительной сделки. Он отсчитал несколько крупных банкнот и уговорил Люстига взять их, потом выписал чек на четверть миллиона франков, получил документы на Эйфелеву башню и отбыл довольный. Когда мсье Пуассон начал подозревать неладное, Виктор Люстиг уже скрылся в Вене с чемоданом наличных денег, полученных по выписанному им чеку.

Даже несмотря на то, что Виктор Люстиг попадался в руки полиции более пятидесяти раз – ему всегда удавалось выйти сухим из воды. Полицейским приходилось отпускать талантливого мошенника, потому что у них просто не было досточно улик, чтобы доказать его вину.
Виктор Люстиг был не только талантливым аферистом, но и неплохим психологом. Большинство обманутых им жертв не обращались в полицию, не желая выглядеть дураками в глазах общественности. Даже мсье Пуассон, «купивший» Эйфелеву башню за солидную сумму был скорее готов расстаться с деньгами, чем стать посмешишем всего Парижа и потерять свою репутацию проницательного бизнесмена.



История с Эйфелевой башней стала лебединой песней Люстига. Через некоторое время после сделки с Пуассоном, он вернулся в Париж и решил продать башню еще раз одному из участников тендера. Но обманутый делец быстро раскусил мошенника и заявил в полицию. Люстигу удалось сбежать от французской полиции в Соединенные штаты. Но там он был пойман и преден суду. У американского правосудия тоже накопилось немало претензий к талантливому аферисту. Он получил 15 лет за поддерлку долларов, пять лет за побег из под стражи плюс еще немного по мелочи. Так в знаменитой тюрьме Алькатрасс возле Сан-Франциско и закончился путь великого комбинатора. В 1947 году, после двенадцатилетнего заключения, Виктор Люстиг умер от пневмонии.
аватар

Кирилл Готовцев (https://www.livejournal.com/users/msado/): про рекламу, «Маньяко» и усы

Честно признаюсь, сначала мне было немного не по себе от осознания того факта, что мне придется идти и беседовать с Кириллом. Во-первых, я женщина, а Кирилл любит изъясняться красочным языком с привлечением всех доступных языковых средств для изложения своей мысли. Вдруг, он начнет себя ограничивать в лексике и беседа получится не такой интересной, как могла бы быть, будь это диалог двух мужчин? Во-вторых, я женщина, которая очень мало смыслит в рекламе, продажах и прочих вещах, связанных с цифрами и графиками, которые так любят показывать рекламщики и маркетологи на презентациях. А Кирилл, вроде как этот самый рекламщик и есть – а вдруг я ничего не пойму из того, что он будет мне рассказывать? В-третьих, я все же женщина, а Кирилл Готовцев это такой мужчина, такой мужчина – это что-то. Вдруг я попаду под его обаяние и совсем забуду о теме нашего разговора?
Надо сказать, что хоть под обаяние я попала, но совесть не позволила мне забыть про редакционное задание. Поэтому беседа наша состоялась, была она весьма удачной и интересной, а о чем мы беседовали – читайте ниже.
Collapse )