Category: происшествия

аватар

(no subject)

В контексте самолета да и вообще любого события мне, впрочем, как обычно, интересно не то, что произошло, а то - как это обсуждают. Понятно, что за дискуссиями сейчас у меня нет времени следить. Но есть один тезис, который меня уже давно удивляет. А тут он используется так часто, что я как раз и вспомнила все разы своего возмущения.

Этот тезис - разнообразные вариации концепта "о мертвых или хорошо, или никак".

Вспомнилась одна история. Уже не свежая, герои не узнают себя, плюс я чуть видоизменила ситуацию, но суть осталась та же.

Однажды я прочитала откровения одной девушки: "Когда я узнала, что в точке А случился теракт - я даже немного обрадовалась. Мой личный тиран и абьюзер должен был находиться по работе как раз там. И я втайне надеялась, что он попал как раз в эту мясорубку. А значит, что мой личный ад сам собой закончится. Увы, этого не случилось"

Если бы сожитель той девушки таки погиб тогда - попробовала бы она публично рассказать о том, каким "красавцем" он был при жизни. Погиб в такой однозначно горестной ситуации. да еще при выполнении рабочих обязанностей. Однозначно герой со светлым ликом. И не надо вот это вот очернять тут все...

На самом деле, никто никого не очернит и не обелит более, чем они сами и их прижизненные поступки. А говорить про всех надо правду. Вне зависимости от того, мертвые они или живые.
аватар

Обед с мамой...

Сегодня обедала с мамой. В числе прочего спорили по поводу ударения в слове "школота". Я - за ударение на последнем слоге. Она - на предпоследнем. А вы что думаете?

И кстати, интересная новость. В Подольске есть большой военный архив, в котором хранятся документы по ВОВ. Мама моя, если кто еще не знает, занимается поисковой деятельностью. Давно и весьма плотно. Так вот доступ в архив для нероссиян и раньше был ограничен. Надо было заявку подавать. А теперь - каждая заявка будет рассматриваться ФСБ, предупредили, что на это уйдет пару месяцев. Просто небольшой штрих к моему тезису о том, что Россия монополизировала свое право на историю Второй Мировой.